Наша Рязань

НашаРязань PDA // религия

Деньги, говорят, пахнут. И совсем не ладаном (15.04.2011)

РПЦ надоело опровергать обвинения прессы в том, что епископы и даже Патриарх пользуются предметами роскоши. Поэтому в Церкви решили эти случаи показного богатства... оправдать. Протоиерей Всеволод Чаплин, которому делегирована задача создавать благоприятный образ Московского Патриархата в глазах общества, заявил на этой неделе, что священнослужители имеют право демонстрировать свое обладание дорогими вещами.

«Люди, как правило, несут самое дорогое в храмы, священнику, люди совершенно естественно хотят, чтобы их иерархи выглядели не хуже, чем представители светской власти», – поведал Чаплин слушателям молодежного лектория в Москве. Духовенство должно выглядеть «достойно в том числе и перед лицом всех сильных мира сего, которые меряют отношение к человеку деньгами», – убежден представитель Московского Патриархата.

Удивительно слышать из уст священнослужителя такую апологию мирского и суетного. Раньше мы знали, что чиновники подражают стилю жизни людей бизнеса. И осуждали их за это. Оказывается, и служители Церкви измеряют свой престиж дорогими аксессуарами, автомобилями и особняками. Получается, материальные ценности потребительского общества, привязанность к которым у других Церковь решительно осуждает, на деле оказываются для нее универсальным показателем духовного авторитета?
Если речь идет о мирском величии, то Церковь своего добилась. Начиная с прошедшего лета бушует скандал, связанный со строительством объекта на Черноморской ривьере, который в народе упорно считают «резиденцией Патриарха», а в самой РПЦ называют «духовно-просветительским центром». Во время визита Патриарха Кирилла в Украину в 2009 году дорогие наручные часы Предстоятеля РПЦ обсуждали не меньше, чем престижные часы первых лиц российского государства. Кажется, с тех пор главу Церкви стали называть политиком номер три в России. Только что дало Патриарху лично и Церкви в целом это вхождение в сонм сильных мира сего?
Вал яростной критики, обвинения в стяжательстве и соглашательстве с мирской властью в адрес Патриархии нарастает с каждым годом. Массы церковного народа, ищущие в вере утешение в своей обездоленности, все с большей симпатией прислушиваются к словам разных «старцев» и мятежных священников, в чьих выступлениях дремучее невежество смешано с обличением социальной несправедливости. Верующая интеллигенция все чаще вспоминает о вечном как мир споре «стяжателей» и «нестяжателей», о «торгующих во храме».
Но это все внутрицерковные дела. Есть у заявления Чаплина и другой смысл, важный для всего российского общества. Откуда у священнослужителей появляются внушительные резиденции и престижные автомобили? Епископы постоянно «соработничают» с чиновниками высшего ранга, не стесняясь просят у предпринимателей «лепту» на строительство помпезных храмов, как новый челябинский архиепископ Феофан (Ашурков). Того же протоиерея Чаплина можно нередко видеть в компании банкиров, ждущих, что близость к Церкви вернет им доверие вкладчиков. Возникает подозрение, что, в свою очередь, близость к власти и бизнесу священнослужителей может конвертироваться в «преходящие ценности» РПЦ.
Кстати, о доверии... РПЦ сегодня – один из крупнейших распорядителей благотворительных средств, поступающих как от госкомпаний, так и от частных жертвователей. Изверившись в государстве, люди действительно пока считают представителей Церкви эталоном порядочности. Но картинки блистающих во славе, богатстве и злате архиереев рано или поздно заставят задуматься, куда идут пожертвования: на бриллиантовые панагии и особняки или действительно на восстановление разрушенных землетрясением храмов на краю света.

И последнее. Главное. Разбогатевшая Церковь не может больше делать тайну из своего бюджета. Таково веление времени. Деньги, говорят, пахнут. И совсем не ладаном.

Подробнее: http://www.ng.ru/editorial/2011-04-15/2_red.html

 

Автор: Наша Рязань