Наша Рязань

НашаРязань PDA // Антон Семикин

Автостоп Рязань – Голландия. Часть X: Чехия (17.11.2010)

Уже писал, но говорят, что хорошее повтори и повтори: сон на свежем воздухе гораздо крепче, глубже, приятнее и полезнее для здоровья, чем в четырех стенах. А тем более в горах, как в нашем случае.
Утром я замечаю серну. Она выпрыгивает из высокой, по пояс человеку или выше, травы, и опять приземляется в траву, скрываясь в нее с головой. Решаю было, что это «эксклюзивная» примета Судетских гор как относительно дикого уголка Европы, но в дальнейшем выяснится, что эти серны (типа газели, но «классом пониже», попроще), а также кролики носятся по территории ЕС буквально всюду, в том числе в самых урбанизированных местах.
А вот Лариса обнаруживает след настоящего волка. Или так – след, очень похожий на настоящий след волка. Как она объясняет, от собачьего он отличается тем, что более крупный и больше расстояние между отпечатками подушечек. След единственный, но четкий, на участке влажной земли. Волки в Европе? Невероятно.
Мы сворачиваем палатку после первой ночевки в ней на территории Евросоюза. Идем к приграничной деревеньке, через которую тянется шоссе. Теперь у нас нет сомнений, что уж сегодня-то мы достигнем Праги, до которой надеялись добраться еще вчера. А зря. Наш последний рывок к чешской столице оказывается не из простых.
Мы крепко застреваем. На пару часов – точно. На шоссе в Судетах никто нам не останавливается. Голосуя снова и снова, я пытаюсь развлечься тем, что отмечаю, произнося про себя, марки всех проезжающих мимо нас машин. Периодически мы с Ларисой меняемся.
Два часа без толку на остановке в этой горной деревеньке. И вот, наконец, он останавливается. Зовут Яцек, как и того нашего благодетеля, который подвез нас в первый наш день в Польше (см. Часть VII). И, как и его тезка, оказывает нам неоценимую услугу, делая ради нас крюк.
Яцек – крепкий и высокий мужик лет 30, при этом достаточно интеллигентный. У него бритая голова и, кажется, тоже присутствуют бородка и усы подковой, которые весьма популярны среди польских мужчин. В принципе, Яцек близок к типажу польских «быков», о которых я писал в одной из предыдущих частей, однако все-таки до него не дотягивает – недостаточно он для этого массивный.
На польско-чешской границе расположен горный заповедник. Насколько я понимаю, это горная цепь Карконоше – самая высокая часть Судет. Яцек проводит нас на вершину одной из гор. Мы поднимаемся, останавливаясь на площадках, усыпанных красивыми каменными глыбами, валунами. Все это живо напоминает славянскую фэнтези, особенно книжный сериал Анджея Сапковского о Ведьмаке, где много древнеславянских элементов и вообще присутствует такой налет восточноевропейского фольклора. Я делюсь этими своими ассоциациями с Яцеком, он говорит, что тоже читал Сапковского.
Вид с вершины горы или холма открывается красивейший – горы и леса. Если верить Интернету, эта местность входит в состав Карконошского государственного парка (см. фото).
Мы спускаемся и отправляемся дальше. Интеллигентно, почти светски беседуем с Яцеком. Касаемся различных религий и особенностей польского национального менталитета. Наш водитель признается в симпатии к буддизму. А про католиков, то есть про своих соотечественников, говорит, что они «always waiting for instructions», всегда ждут инструкций. Он связывает это с укорененным в сознании каждого настоящего католика представлении о своей изначальной вине. «Первородный грех», – говорю я, и он энергично соглашается. По-польски это понятие звучит практически так же, как и по-русски. Всегда ждут инструкций… Что ж, это является хорошим объяснением влияния Папы и вообще католического духовенства в Польше. Ведь в начале 1980-х, когда Иоанн Павел II посетил родину в разгар противостояния социалистической власти и профсоюза «Солидарность» буквально вся нация с замиранием дыхания ждала, что глава Ватикана скажет о происходящих событиях. После этого и самим полякам должно было стать понятно, как к ним относиться…
Наш любезный Яцек довозит нас непосредственно до границы  с Чехией. Тепло прощаемся с ним. Затем обедаем в придорожном ресторанчике, где много туристов, зачастую группами, которые следуют из Польши в Чехию и наоборот. Переходим мост на границе. Флаги двух стран и Евросоюза. Вот мы и в Чешской республике.
Яцек предупреждал нас, что чехи очень плохо берут автостопщиков, и теперь мы убеждаемся в этом на собственной шкуре. Чему приписать эту разницу в отношении к автостопу у двух соседних славянских народов? Может быть, дело в традиционно сильном немецком влиянии на чехов? Ведь немцы – это буржуазный порядок, который не очень-то сочетается с такой анархической и «вольной» вещью, как автостоп.
Застряли на пару часов в Судетах, теперь застреваем после границы. Опять голосуем, сменяя друг друга, опять периодически проходим какое-то количество сотен метров вперед вдоль дороги. Опять отовариваемся в придорожном супермаркете незамысловатой едой: хлеб, шоколад, фрукты. Наблюдая стайку чешских подростков, которые с энтузиазмом закупают пиво, благо, день уже перевалил за половину.
Чехия? Ну, Чехия как Чехия. Тихо, спокойно, чисто, немноголюдно. Какие-то окурки и обертки под ногами, конечно, встречаются, но с российским вездесущим срачем это, разумеется, не сравнить.
Наконец, после опять-таки чуть ли не двух часов ожидания, нас таки подвозят. Две чешские девушки. Они гораздо менее разговорчивые и более замкнутые, чем давешние польки. Довозят нас до города Начод.
И тут мы застреваем опять. Еще светло, но вечер уже не за горами. Пока безуспешно ждем машину, успеваем купить по мороженому в палатке через дорогу. А начинает уже смеркаться. Тут мы даем слабину – решаем в порядке исключения (уж больно хочется добраться в Прагу сегодня) воспользоваться железнодорожным транспортом, если есть еще рейсы до чешской столицы и если билеты не слишком дорогие.
Ориентируясь по указателям, начинаем двигаться в сторону вокзала. Симпатичная блондинка подсказывает нам дорогу. Тащимся с рюкзаками на плечах. На вокзале выясняется, что поезд на Прагу только что ушел, а следующий будет через час или что-то в этом роде. Цена вполне сносная. Кроме того, у нас есть вариант заночевать прямо здесь, благо, на противоположной стороне от вокзала, за железнодорожным полотном, виднеется вполне дикий на вид лес. Уже восьмой час. Решаем еще половить машину и возвращаемся на трассу.
Нас берут. Таким образом, наша автостопная «девственность» остается нетронутой. Мы не даем слабину, не поступаемся принципами. Забегая вперед, можно сказать, что эту бескомпромиссность нам удастся соблюсти до конца – до Голландии мы доедем только и исключительно автостопом, не пользуясь никаким общественным транспортом, за который надо платить.
Берет нас парень лет 25 (опять ровесник!). Он любезно помогает нам загрузить рюкзаки в багажник своей компактной красной машины. Брюнет, черная майка, кажется, еще очки. По своим манерам он отдаленно напоминает менеджера, подвозившего нас от Вроцлава в предыдущей части моего повествования, но по каким-то неуловимым признакам я предполагаю, что он нечто вроде либерала. И точно, когда они с Ларисой заводят разговор о политических убеждениях последней и о том, что мы из России, он спрашивает, читали ли мы книгу Лукаса «New Cold War», что-то там про Путина и все такое прочее. Судя по названию, это опус какого-то американца про новую «империю зла». Когда же моя спутница начинает излагать ему свои левые убеждения, он выражает им всяческое уважение, но высказывает мнение, что все это не очень реалистично, поскольку, как он уверен, «каждый человек хочет работать только на самого себя».
Он высаживает нас у какого-то озера. Вот тут-то в самый раз и заночевать. Берега поросли лесом, лучшего места не придумаешь. Тем более, что уже практически стемнело.
Но нас тут же подбирает супружеская чета среднего возраста (кстати, они очень прилично говорят по-английски) и довозит прямо до Праги! Йес! Мы все-таки сделали то, на что надеялись, – добрались до конца этого дня до чешской столицы, где у нас забронированы места в хостеле.
Высаживаемся на окраине города у станции метро. Опять сложная система оплаты проезда на общественном транспорте. Лариса отходит, чтобы разобраться, что к чему, я сторожу рюкзаки.
Доезжаем на метро до станции «Флоренс». Наша цель – улица Za poricskou branou (в наших устах название превращается в «Заповицкий браноу»), дом 22, в котором расположен хостел «Friendship». Это в самом центре. В каком-то большом ресторане, где в телевизоре поет U2 («Mysterious ways», если мне не изменяет память), мы спрашиваем дорогу, и официант в белом переднике безошибочно и в очень энергичном стиле указывает нам, как пройти. Видать, ему это приходится делать далеко не в первый и не во второй раз.
Хостел расположен на красивой старинной улице, мощеной булыжником, в старом же доме. Подходим к подъезду – и что же слышим? Ну конечно, русскую речь! Несколько девушек, говорят, что из Белоруссии. Это ж хостел «Дружба»! Как объяснят нам позднее, хостел находится совсем рядом  с местом, куда в Прагу приходят автобусы из России, Украины и Белоруссии. Более того, когда мы заходим внутрь, поднимаемся по высокой лестнице и заводим разговор с сотрудниками, выясняется, что и персонал здесь русскоязычный. Такие здоровенные ребята «быковатого» вида.
Сначала они, выдав нам белье, отправляют нас в комнату на одном из верхних этажей, которая забита под завязку. Там оказывается только одно свободное место. И тогда наши русскоязычные хозяева (я так и не узнал точно, русские они или белорусы, вряд ли украинцы, соответствующего «прононса» я у них не расслышал) предоставили нам роскошные места в почти совершенно пустой просторной комнате на первом этаже, где у нас единственный сосед – болгарин лет 50.
Место в хостеле на один день стоит 10 евро, нам их забронировал муж Ларисы Йост. Хостел скромный, но, по моим впечатлениям, довольно чистый, даже немного похоже на больницу. Я впервые останавливаюсь в таком месте, и мне здесь нравится. Принимаю душ и ложусь спать. Да, мы все-таки добрались сегодня до Праги.
 

Автор: Антон Семикин