Наша Рязань

НашаРязань PDA // Антон Семикин

Автостоп Рязань – Голландия. Часть VI: Здравствуй, Европа! (13.09.2010)

Вот и настал он, исторический для меня день, когда я оказался «в Европе», «на Западе», в общем - «в настоящей загранице». Кажется, в предыдущих частях своего повествования я немного напутал с хронологией, но теперь это уже неважно. Отметка в моем загранпаспорте четко фиксирует дату моего въезда на территорию Европейского Союза: 23 июня 2010 года, ровно в день начала действия моей визы.
Но до этого нам предстоит еще выбраться из Львова. Алик Олисевич провожает нас до остановки. Потом мы доезжаем на автобусе до вокзала. В последний раз обозревая улицы города, я замечаю большой траурный монумент львовским евреям, истребленным после взятия города немцами, а также весьма массивный и пафосный памятник Степану Бандере. От вокзала на автобусе мы доезжаем до трассы, которая ведет прямо на границу с Польшей.
Начинаем голосовать. Нас берет парень средних лет, украинец на черной машине с польскими номерами. Он рассказывает, что из-за того, что автомобиль зарегистрирован в Польше, он вынужден каждые две недели пересекать границу, получать отметку в документы и тут же возвращаться обратно. Совсем как тот молдаванин, что довез нас до Украины. А еще этот украинец говорит, что машина, которую в Польше он купил за 2 тысячи евро, если бы он ее «растамаживал», регистрировал и все такое прочее в Украине – обошлась бы ему в 20 тысяч!
Кроме того, наш водитель рассказывает, что он ездит в соседнюю страну закупать строительные материалы для своего дома, который сейчас находится в процессе возведения. Причем, как объясняет он нам, материалы той же самой фирмы и вроде бы те же самые, такие же материалы, можно купить и в Украине. Однако, те – да не тe. «То же самое наименование, цена та же, такой же каталог, с виду такие же - говорит он, - но в Польше они безупречные, прочные, а те, что тут продаются: уронишь этот кирпич – раскалывается. То есть они сюда некондицию гонят».
Между тем за окном проносится уже приграничная территория. Совсем маленькие деревеньки, но в каждой – церковь, причем почти всегда католическая. Один раз встречается даже рекламный биллборд на польском языке. Уже на польском. Подъезжаем к границе.
Водитель предлагает нам пересечь границу вместе с ним, но мы прикидываем, что очередь пешеходов на переход границы короче и продвигается быстрее, чем длиннющая «змея», состоящая из автомобилей. Благодарим его и направляемся к «кордону».
Сначала нам предстоит миновать украинский контрольно-пропускной пункт. Это мы проделываем быстро. Отвечаем на стандартные вопросы пограничников. Мне запоминается очень забавная, даже трогательная в своей наивной искренности реакция девушки-пограничника на Ларису. Когда она узнает, что мы следуем аж до Нидерландов, то восклицает «Уу! Як далеко…», а когда узнает о семейном положении моей спутницы, то опять таки реагирует покачиванием головы и растерянным подниманием бровей: «Замужем за голландцем? Ууу…». Кстати, «голландец» она произносит не совсем так, как в русском языке, а в измененной форме, «голланциец» что ли, от чего получается еще забавнее.
Над польским КПП развеваются два флага, бело-красный польский и синий со звездочками вкруг Евросоюза. Работа пункта организована из рук вон плохо. Причем, как нам сказали, если дать польским «орлам» взятку, то можно пройти быстро и комфортно. Кстати, у погранпункта и в окрестностях запрещено снимать видео.
Пропуск осуществляется следующим образом: толпа страждущих попасть в Польшу и ЕС скапливается внутри довольно узкого прохода, огороженного металлическими перилами, и перед этим проходом. С некоторой периодичностью (полчаса? больше?) польские «погранцы» пропускают партию людей, несколько десятков человек, и тут же опять опускают шлагбаум. Тогда в течение долгого времени людям, скопившемся в следующей партии, приходится ждать, пока те, уже пропущенные пройдут пограничный и таможенный контроль, после чего польский пограничник вновь машет рукой (типа «давай, открывай»), шлагбаум вновь поднимается и следующая группа народа ломится к зданию КПП. Одним словом – варварство, да и только, «давильник» похлеще, чем в московском метро в час пик - проход то узкий, ограничен перилами. Внатуре бутылочное горлышко, через которое надо протиснуться, буквально таки пролезть на Запад.
Вот эта давка при переходе границы станет для нас самым экстремальным, стрессовым переживанием не только этого дня, но и всего путешествия. Этот переход отнимает у нас несколько часов.
Трудно сказать, кого больше в скопившейся людской массе, украинцев или поляков. Точно можно сказать, что поляков порядочно. Мы, «россияне» – в явном меньшинстве. Очевидно, что те наши соотечественники, кто попадает в ЕС через Польшу наземным транспортом, в большинстве своем предпочитают ехать через Беларусь – это самый короткий путь. А уж такие, как мы, граждане РФ, следующие через украинско-польский «кордон» пешим ходом, и вовсе, наверняка, представляют собой большую редкость. Хотя вот вместе с нами идут и какие то иностранцы-не славяне, пара, парень и девушка, англоязычные, можно сказать - «совсем иностранцы».
Столпившиеся люди пытаются организовать кое-какой порядок на время стояния в очереди, образуют подобие шеренг и колонн. Но есть и те, кто стремиться протиснуться «поперед» любыми средствами. Наше внимание обращает на себя дама, которая пытается сделать это помимо любой очереди, всеми правдами, а в большей степени – всеми неправдами.
Для начала она не становится в очередь, а отходит к ограждению, к металлической сетке, натянутой в качестве забора по бокам прохода, для того, чтобы как бы покурить. Спрашивает у кого-то сигарету, присаживается на корточки, при этом как-то так, знаете ли, незаметно продвигаясь на несколько метров вперед, но не в очереди, разумеется, а параллельно оной. Короче, это надо видеть. Затруднительно описать все ее маневры, но, в общем, в итоге смысл такой, что она постепенно оставляет основную часть толпы позади и оказывается в первых рядах на пропуск, невзначай так втираясь в передние ряды очереди. Ну да, как же, она же там типа и стояла, только отходила покурить к забору! Ловкая тетенька, что и говорить! Кажется, полька. Ей лет 50 или больше, при этом она в джинсах, кроссовках и прочем, в чем представители старшего возраста на постсоветском пространстве, как правило, не ходят. Хотя, может быть, и европеизированная городская украинка из Львова, кто знает. Худая такая, шустро глазками по сторонам зыркает, про таких говорят «своего не упустит».
Рассматриваю польских пограничников. Мужики как на подбор «быки», здоровенные такие ребята, хотя, конечно, более европейские и не такие зверообразные, как их отечественные аналоги. Мое внимание привлекает пограничник женского пола. Черт, уже на границе общепринятое мнение о красоте польских женщин находит свое наглядное подтверждение! Довольно изящная хрупкая брюнеточка, с симпатичным лицом. Дополнительное очарование ей придает униформа, а особенно большой черный пистолет в кобуре на крутом бедре.
Между тем, по мере продвижения очереди, становится не до разглядывания симпатичных панночек, несущих службу на границе с Гуляй-полем, то есть, я хотел сказать с постсоветским пространством. Подходит наш черед. А наши здоровенные рюкзаки ставят нас в заведомо менее выигрышное положение по сравнению с другими «соискателями» пропуска. Прямо говоря, с такой поклажей лично я, например, рискую, что мне переломают кости о металлическое заграждение в этом «бутылочном горлышке», черт его дери. На опасность такого исхода мне заботливо указывает польский дедушка, стоящий рядом со мной в толпе.
Но, слава Богу. Когда наступает «час X», наши коллеги по очереди оказываются достаточно цивилизованными и, черт побери, европейскими для того, чтобы не устраивать совсем уж позорную давку, как на каком-нибудь азиатском базаре, и не пользуются тем, что мы обременены рюкзаками, для того, чтобы оттеснить нас. Мы проходим за шлагбаум.
Внутри пропускного пункта происходит «сегрегация» по гендерному признаку: «мальчики» в одну очередь, «девочки» – в другую. Причины понятны: если дело дойдет до личного досмотра, а проще говоря – обыска, то мужчины-пограничники будут осязать своих собратьев по полу, а пограничницы соответственно станут обыскивать дам.
При досмотре моего заграничного паспорта возникает некоторая заминка. В голове моей мелькает пораноидально-горячечная мысль «Неужели что-то не так?!» В смысле с моей шенгенской визой. И вот сейчас мне дадут от ворот поворот буквально на самом пороге цивилизованного мира… Как пояснит мне потом моя спутница, некоторую настороженность у польских пограничников вызвал тот факт, что в мои 26 лет это мой первый выезд за границу. Поэтому пограничник спрашивает меня о средствах на время пребывание в ЕС (формально считается, что у alien’а, приезжего должно быть 30 с чем-то евро на каждые сутки пребывания в Европе). Я отвечаю «пану», что у меня сash, наличные (я с грехом пополам, запинаясь от волнения, разговариваю с ним на моем скудном английском), а также заикаюсь о том, что еще половина денег у меня на кредитной карточке. «Cash, - говорю я, - and…», - и замолкаю, потому что вспоминаю, что кредитки то у меня и нет. Я заказал ее недели за две перед поездкой, но к моменту моего отъезда она еще не была готова. А ну как этот поляк в форме попросит предъявить ему карту? «Аnd so on?...», - спрашивает он в ответ на мою запинку. Я неловко молчу. Позднее мне объяснят, что пограничники никогда не проверяют наличие кредитных карт, тем более, что у них, кажется, все равно нет возможности проверить, сколько там денег.
Еще меня спрашивают про сигареты и алкоголь, не везу с собой ли. Тут дело в том, что в ЕС табак и спиртное стоят заметно дороже, чем в Украине или России. Я вижу, как некоторые предприимчивые бабушки переходят границу с парой бутылок водки и несколькими пачками сигарет и быстренько продают их полякам прямо у границы. Продают дороже, чем это стоит в Украине, но дешевле, чем в Польше. «Оne box», «Одна пачка», - отвечаю я пограничнику про сигареты. Мне ставят печать на визе в загранпаспорте. Меня пропускают.
Я выхожу из КПП с противоположной, польской стороны и ставлю рюкзак уже на землю Евросоюза. Мать моя, женщина!... Ну вот я и в Европе. Что и говорить, эпохальный эпизод моей биографии. Думаю даже, а не бросить ли курить по такому случаю. Жду Ларису. На это уходит довольно много времени. Похоже, мы вообще единственные из всей группы, у которых при переходе границы возникли не то чтобы затруднения, но, во всяком случае, на нас «погранцы» потратили больше всего времени.
Наконец она выходит, рассерженная, поругивает пограничников. Говорит, что они «докопались» до чего-то, связанного с датой начала действия ее визы, и довольно долго с этим возились-разбирались.
Мы вскидываем рюкзаки и начинаем движение от границы. Часть вывесок и объявлений тут, кстати, на русском или украинском. Стоянки автобусов, многие из которых, как можно предположить, массово доставляют сюда украинцев. Какие-то магазины, автосервисы или что-то в этом духе, еще какие-то заведения… После поворота к одному из них, на обочине мы становимся и начинаем ловить машину на территории республики Польша и объединенной Европы.

Автор: Антон Семикин