Февраль 2020
Наша рязань
Партнеры

Курсы валют
Временно недоступно
Каких перемен Вы хотели бы в Новом году?
Кто теперь отвечает за удаление сосулек с крыш или может привлечь к ответственности тех, кто их не убирает? Мы живем в доме, где никто этим не занимается.
01.01.1970
Актеры Павел Прилучный и Агата Муцениеце объявили о разводе
https:
01.01.1970
Bloomberg назвало причину аномально теплой зимы в России
https:
культура

Кардиовейв от группы "Flёur" 28.10.2009

4 ноября в Рязани ожидается праздник для всех поклонников мрачных изысканных песен –  новое пришествие культовой одесской группы "Fleur". На этот раз уже не в зале Дворца молодёжи, а в арт-клубе "Планетарий". Поклонники группы давно уже вовсю покупают билеты, ну а у тех, кто ещё колеблется, есть несколько дней, чтобы определиться – пойти или нет.

Первый рязанский концерт "Fleur" состоялся меньше полугода назад, в самый последний день весны. На протяжении двух с лишним часов публика внимала откровениям воздушных девушек Ольги Пулатовой и Елены Войнаровской в сопровождении необычного состава: кроме привычных на рок-концертах клавишных и ритм-секции, на сцене присутствовали скрипка, флейта, виолончель и даже… бандура.

Как и следовало ожидать, мнения пришедших разделились. Фанаты одесского коллектива радостно хлопали и визжали уже на первых аккордах знакомых песен, а некоторые из знакомых с творчеством группы только по радиохитам, удивлялись, что в целом творчество Ольги и Елены оказалось куда  монотонней, чем может показаться человеку, прослушавшему только "Шелкопряда", "Эйфорию" и "Тёплых котов".

После первого концерта состоялась пресс-конференция музыкантов для рязанских журналистов, где Оля и Лена рассказали нам немало интересного. 

- Как вам пришло в голову играть вместе? Что общего вы увидели в своих песнях, решив объединить их в одном проекте?

Ольга Пулатова: Мы с Леной долго дружили, общались, сразу было понятно, что мы нашли общий язык. Потом я узнала, что Лена тоже пишет песни, и мы решили попробовать заняться нашим любимым делом вместе. Так и получилось, что мы постепенно собрали весь проект, начав с гитары и пианино.

- Откуда в вашей группе оказался такой экзотический инструмент как бандура?

ОП: Бандурист к нам недавно прибился. Гоша — талантливый музыкант, который как-то незаметно и очень органично влился в состав. Есть люди, которые хотели бы играть с нами по каким-то странным причинам и, как правило, они нам не подходят. А Гоша — музыкант от бога, мы решили попробовать, и всё получилось самым естественным образом.

- Как получилось, что акустический проект стал электрическим, с чего началось преобразование?

Елена Войнаровская: Сначала появилась флейтистка, мы с самого начала планировали флейту в проекте.

ОП: Да, поначалу наш проект планировался акустическим, без ритм-секции. Но наша тогдашняя флейтистка познакомила нас с хорошим барабанщиком, оказавшимся ещё и хорошим человеком, он влился в коллектив, и он в свою очередь пригласил басиста…
Это всё стихийно происходит, просто нам хочется экспериментировать, пробовать что-то новое, по-разному сделать ту или иную песню, не хочется всё делать в одном ключе. В целом, то, что сейчас у нас получается, нас устраивает.

- Когда я впервые услышал группу "Flёur", был изрядно удивлён вашим саундом. У вас ритмически очень разнообразные песни, но звук везде выстроен совершенно одинаково… Такое ощущение, что с вами хорошенько поработал какой-то саунд-продюсер, старательно выстроивший везде звучание "по одной линейке".

ОП: Вообще, у нас есть музыкальный руководитель, который советует, что и как делать, но и своё мнение у нас тоже есть. Обычно всё получается спонтанно. Аранжировками занимается несколько человек, каждый из музыкантов сам придумывает себе партии, а в конце мы уже выбираем, что же выходит более удачно. А видением альбома в целом, его сведением, занимается саунд-продюсер, мы его называет арт-директором.

- Вы познакомились 10 лет назад. Уже тогда вы чувствовали потенциал своих песен, думали изначально, что сможете достичь такой популярности?

ЕВ: Скорее наоборот!

ОП: Да, мы просто играли музыку. Нам нужна была какая-то отдушина, возможность уйти в свой собственный мир.

ЕВ: Просто рядом с нами всегда были люди, которые помогали поверить в себя, в свои силы, в то, что наша музыка кому-то окажется нужна. Именно благодаря им мы и оказались сегодня здесь.

- Предрекали ли вы такой успех песне "Шелкопряд", когда она была только-только написана?

ОП: Не больше, чем всем остальным нашим песням.

ЕВ: А я, когда впервые услышала эту Олину песню, то сразу поняла, что это какая-то особенная песня – очень важная для людей.

- Бывает ли у вас ощущение, когда напишите песню, что написали хит?

ОП: Наверное, так ни у кого не бывает, разве что у очень амбициозных людей. Да и всё равно, мне кажется, они думают в этот момент, что написали какую-нибудь фигню.

- Любимые песни есть?

ОП: Любимые – те, что поновее, которые ещё не "заиграны", свежачок. Всё-таки играть одно и тоже надоедает.

- А чем вы занимались, пока ваши песни не зазвучали по радио?

ОП: Мы экономисты по образованию – и я, и Лена.

- У вас очень красивые голоса: нет ли желания поработать на радио, делать там свои передачи?

ЕВ: Мы настолько погружены в музыку и в последнее время столько работы, что желания поработать где-то ещё – нет, об этом вообще не думаешь.

ОП: Недавно мы участвовали в программе "Нашего радио", где нужно было ставить свои любимые песни и придумывать к ним какие-то "подводки". Это была мука! По ходу передачи я быстро поняла, что не могу сказать ничего, кроме: "Ну, это такая хорошая песня: давайте её послушаем!"

- В ваших песнях часто упоминаются животные: кошки, бабочки… Вы, наверное, к животным как-то  особенно неравнодушны?

ОП: Вот Лена собирает всех помоешных кошек, всех старается погладить, только они от нее сбегают. Но кошка это вообще традиционное одесское животное.

- Одесса, кстати, город юмора, а большинство ваших песен весёлыми не назовёшь…

ОП: Это просто юмор такой – чёрный!

ЕВ: Очень смешно наблюдать за слушателями, они так серьезно относятся ко всему…

- Как родился термин "кардиовейв" для обозначения вашего музыкального стиля? Есть ли группы-последователи, которых вы туда же относите?

ОП: У нас нет последователей, но у нас есть много друзей-музыкантов. Получается, что кардиовейв – это не  стиль, а сообщество людей, которые общаются между собой и иногда играют вместе.

- У вас ведь параллельно есть и сольные проекты, помимо группы "Flёur". Как они поживают?

ОП: Нет, сейчас нам некогда заниматься другими проектами. У Лены есть проект "Маленький розовый фашистик", а я сейчас работаю с группой "Верба" – это совсем непохоже на "Fleur", я отношусь к этому как к эксперименту. В других наших проектах с нами работают музыканты, которые тоже относят себя к "кардиовейв". Периодически мы выступаем с ними на украинских фестивалях, которые сами же и устраиваем.

- Кстати, на фестивалях "Fleur" нечасто увидишь…

ОП: "Fleur" не фестивальная группа: у нас много людей на сцене, поэтому играть на фестивалях – только портить впечатление. А другие наши проекты участвуют в разных фестивалях, но это пока ещё начинающие группы.


Автор: Анатолий Обыденкин

код для блогов

Ссылки по теме:

Ссылок по теме нет.

Популярные теги:

Халява в «Люксоре»

Комментарии читателей:

Ваше имя:

Ваш e-mail:

Комментарий:

Введите этот код: