Январь 2020
Наша рязань
Партнеры

Курсы валют
Временно недоступно
Каких перемен Вы хотели бы в Новом году?
Кто теперь отвечает за удаление сосулек с крыш или может привлечь к ответственности тех, кто их не убирает? Мы живем в доме, где никто этим не занимается.
01.01.1970
WSJ: Amazon разрабатывает систему оплаты по скану ладони
https:
01.01.1970
Трамп категорически отверг обвинения по импичменту
https:
культура

В поисках утраченного 25.11.2013

22 ноября на сцене Рязанского драматического театра состоялась премьера «Машеньки». Впервые рязанской публике представили спектакль по роману Владимира Набокова.

Как мы знаем, одноимённый роман Набокова начинается в лифте и заканчивается в поезде. Спектакль Сергея ВИНОГРАДОВА начинается на железнодорожном вокзале, а в лифте – продолжается. Но декорации создают ощущение, что герои почти не покидают вокзала: он всегда рядом, на заднем плане сцены (огромный макет идущего поезда и «вертушка» турникета). И эти декорации очень точно передают лейтмотив романа – движение поездов, пронизывающее повседневность. Жителям пансиона в Берлине 1920-х, где происходит действие, порой казалось даже, что поезда проходят сквозь дом…

Что ещё нужно для воссоздания колорита малоуютного пристанища, где проводят досуг шестеро русских эмигрантов? Железная клетка лифта в углу сцены. Две уличных таблички с немецкими названиями; скамейки из металлических прутьев – похоже, с того же вокзала, но жители пансиона используют их и как домашнюю мебель. На фоне таких минималистичных декораций – особенно выразительны переживания героев, у каждого за плечами – своя история потерь, свои разочарования. А случайная объединённость этих людей в ограниченном пространстве даёт возможность для бесконечных пересечений друг с другом, для воспоминаний о прошлом в дореволюционной России, которое кажется тем прекраснее, чем оно дальше; иногда и для попыток заново «склеить» разбитую судьбу…

Постановка заслуженного артиста России Сергея Виноградова (он же – автор сценария «Машеньки») ещё до премьеры многими ожидалась как «экспериментальная». Как пояснил сам режиссёр за неделю до премьеры, на сцене будет много танца: посредством пластики актёры выразят эмоции, чувства, переживания. И, надо сказать, эксперимент оказался удачным. Наиболее насыщенные пластикой роли – Машеньки и Ганина, и именно их пантомимы и танцевальные движения (слегка марионеточные, но по-балетному отточенные – у Машеньки, как и «положено» воспоминанию; завораживающе достоверные – у Ганина) дают понять особенно ясно, что на самом деле герой живет лишь им самим воображаемой жизнью, «памятью сердца». По замыслу спектакля, воображаемое имеет для героя гораздо большую силу, яркость и значимость, чем происходящее в реальности. В настоящую жизнь Лев Ганин как будто пробуждается время от времени, но в суровой реальности никакой Машеньки уже нет. Вместо первой любви Лёвы с поезда на берлинском вокзале сойдёт, волоча тяжелые чемоданы, совсем чуждая женщина, у которой от облика «той» – разве что синее платье… Вот это переживание воображаемого романа получилось в спектакле, пожалуй, главным «нервом», главной трагедией: оно застревает в памяти, будоражит, кого-то отсылает в собственные воспоминания о прошлом. А кого-то, может быть, и подтолкнёт перечитать роман Набокова.

…И, наверное, не один: любой зритель, знакомый с прозой этого автора не поверхностно,  в какой-то момент отметит, что в сценической версии «Машеньки» объединены черты нескольких русских романов Владимира Набокова. И угадывать, что откуда взялось в речи, облике или поведении того или иного персонажа, – удовольствие отдельное.           

Обо многом ещё можно рассказать под впечатлением премьеры. Скажем, о таком интересном приёме, как диалог Льва Ганина с памятью: этот голос звучит из-за сцены – и он гораздо громче, чем голоса всех его берлинских знакомых… О проникновенной игре актёров, исполнивших роли: деловитого, но мечтательного Ганина (Роман ГОРБАЧЁВ); хрупкую, но по-женски лукавую Машеньку (Светлана ВОРОНЦОВА), очаровательную, но несчастливую Клару (Марина МЯСНИКОВА); измученного эмигрантским бытом поэта Подтягина (заслуженный артист России Анатолий КОНОПИЦКИЙ); циничных, но таких же беззащитных за границей, как и все остальные, танцоров Колина и Горноцветова (Максим ВАРЛАМОВ, Роман ПАСТУХОВ). Эпизодическое появление на сцене Марианны ШЕРГИНОЙ (Мария Алфёрова) – всего на несколько минут – не лишает её небольшую роль выразительности, ведь именно в эти минуты происходит, по сути, кульминация романа – двое бывших влюблённых прощаются с прошлым. ...Запомнилось и то, как в первые минуты спектакля по-настоящему веришь, что подвыпивший Ганин, вынув пистолет, вот-вот на самом деле пальнёт или уронит на пол спичку, закуривая. И отдельно стоит сказать об умело внесённой в эту, в целом, трагичную историю доброй дозе комического – в этом главная заслуга Александра ЗАЙЦЕВА, заслуженного артиста России (в спектакле – Алфёров). Такой вот получился спектакль – динамичный, местами – трагичный, местами – смешной, а порой – выносящий на грань абсурда. И всё это примерно в том же соотношении, в каком трагическое, комическое и абсурдное смешиваются в самой жизни. А разве не подобный мир создавал в своём первом русском романе сам автор «Машеньки»?

Фото Натальи Бирюковой


Автор: Ольга Почина

код для блогов

Ссылки по теме:

Ссылок по теме нет.

Популярные теги:

Комментарии читателей:

Ваше имя:

Ваш e-mail:

Комментарий:

Введите этот код:




CaseyTex (23.01.2017 18:00:37)
wh0cd550767 acyclovir online prescription advair hfa inhaler where can i buy cheap viagra online azithromycin furosemide cost of arimidex find out more viagra over the counter citalopram 10 mg tablet