Апрель 2020
  • ПН
  • ВТ
  • СР
  • ЧТ
  • ПТ
  • СБ
  • ВС
  •  
  •  
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
Наша рязань
Партнеры

Курсы валют
Временно недоступно
Каких перемен Вы хотели бы в Новом году?
Кто теперь отвечает за удаление сосулек с крыш или может привлечь к ответственности тех, кто их не убирает? Мы живем в доме, где никто этим не занимается.
01.01.1970
WhatsApp ввел новые ограничения на рассылку сообщений
https:
01.01.1970
Россия стала производить почти 1,6 миллиона медицинских масок в сутки
https:
Антон Семикин

Пролет валькирий 24.04.2009

Мысли по поводу фильма "Поруганная честь Катарины Блюм" (ФРГ, 1975, реж. Фолькер Шлендорфф и Маргаретт Фон Тротта)


Сюжет фильма : у главной героини, Катарины Блюм случается мимолетный роман с "анархистом". "Анархист", очевидно, - боевик Фракции Красной Армии (Rote Armee Fraktion). Утром полиция вламывается в ее квартиру, террориста не находят. За очень короткое время следователи и "правая" желтая пресса превращают ее жизнь в ад. В итоге она убивает одного особо изощренно издевавшегося над ней репортера-стукача.
Последняя сцена фильма: над могилой "невинно убиенного" западногерманского журналиста стоит некий человек с довольно инфернальной внешностью (кинокартина вообще не испытывает недостатка в разнообразных уродах) , очевидно какая-то бюрократическая или медиа-шишка и говорит: "Он погиб во имя свободы слова, во имя демократии, которую мы все выбрали". Или он сказал "приняли", не помню точно, как в переводе.

Такое заклинание. Очевидная ложь, направленная на утверждение лжи. Как известно, то, что принято называть "демократией", буржуазная демократия, как ее называли в советских учебниках, пришла в Западню Германию не в виде свободного выбора и даже не в форме добровольного принятия. Тут подошел бы глагол залгать. Перед ними всеми, перед немцами, как перед нацией стоит задача залгать не только историю Катарины Блюм, но и что-то очень важное для послевоенной Западной Германии.
В фильме мы видим, как вся эта история становится строительным материалом из которого СМИ лепят интерпретации для послевоенного западногерманского обывателя. Они не просто третируют Катарину Блюм, они ее демонизируют. Они позиционируют ее определенным образом , предлагая обществу, большинству отпозиционировать в свою очередь себя определенным образом по отношению к ней. Газеты, за которыми легко угадывается очень мощный, влиятельный и стоявший на "правых" позициях медиа-концерн Шпригера говорят: она алчная, она развратная и она коммунистка; она плохая. А мы значит как бы типа хорошие. Возникает вопрос: кто "мы" и какие-такие "хорошие"?

Ну вот мы, немцы — дается ответ в финале фильма — стоим над могилой этого "невинно убиенного" журналиста; у нас уже есть какие-то ценности ("демократия, свобода слова"), у нас уже есть, вот, пожалуйста, мертвый журналист, герой который погиб за эти ценности. Как в Древнем Египте, по слухам, рабов замуровывали в фундамент пирамид, так и этот убитый журналист и вообще вся эта история становится кирпичиком в фундамент той лжи, на которой стоит современное послевоенное немецкое общество.

Нацизм был сделкой между Гитлером и немецкой нацией, на которую нация в огромном своем большинстве пошла осознанно, с открытыми глазами, понимая, о чем речь, и кстати отдавая себе отчет о возможных последствиях- они понимали, что война это ва-банк, это все или ничего.

После войны немцы "лепили горбатого": "а вот мы не знали, а вот мы не все знали, мы не знали про концлагеря, а вот мы были под диктатурой". Смешно слышать такие дохлые отмазы от цивилизованной, европейской нации в XX веке, что они чего-то не знали. Они были под диктатурой, но она не на силе держалось. Все они знали, а если не знали, то просто не хотели знать.

Гитлер им предложил: "вы вообще больше никогда не будете работать и ни чем никогда не будете нуждаться; работать будут рабы, а все ресурсы мы возьмем из колоний; а вы будете пиво пить, сосисками заедать и внутри себя совершенствоваться, евгенически модифицированных сверхчеловечков в Анненербе выводить".
 
Это прагматичная, даже экономическая суть нацизма, которая не имеет никакого отношения к "Полету Валькирий", Ницше-Хайдеггеру, триумфам воли и боли, и прочим штурмам и натискам.

Когда советская пропаганда после войны утверждала, что нацизм — это мелкобуржуазная идеология, идеология мелких лавочников, бюргеров, ублюдков-потребителей — она была права. Особенно Юлиан Семенов напирал на этот тезис.

Другое дело, что советская пропаганда делала это уже тогда, когда "чья бы корова мычала". Говорить о серьезной антибуржуазной или антипотребительской составляющей советского строя после войны смешно. Все эти демонстративные понижения Сталиным цен. "Жить стало лучше, жить стало веселей" — это рекламный слоган. Лучший иллюстрация того, что такое Потреблятство — это фильм "Кубанские казаки". Вот уж где гимн жратве! Хрущев сказал догоним и перегоним. Бабло побеждает зло. То есть по Хрущеву правильное, хорошее социалистическое бабло должно победить плохое капиталистическое бабло. СССР сдался перед потреблением, как перед системой, хотя и не смог это потребление удовлетворить, что и стало одной из причин его развала.

Нацизм же бы честнее многих других "измов" XX века, что бы там Геббельс не говорил про ложь. Геббельс — это тактическая ложь. Он не лгал. Он говорил то, что считал более полезным для Дела. А вообще-то нацизм был тем за что себя и выдавал. Это редкий случай для Спектакля XX века, когда всю дорогу на поверхности было одно, а по сути — другое, что ни возьми. Какой-нибудь Мао втирал всем про коммунизм, а сам восстанавливал китайскую государственность. А нацизм был не только честным, но и довольно примитивным явлением, сколько бы Хайдеггер вокруг него ни прыгал, пытаясь увидеть в нем то, чего в нем не было или нагрузить его, нацизм тем смыслом, для которого в нем места не было. Позднее это уже в карикатурной, фарсовой форме повторилось с Дугиным (который явно "не Хайдеггер") и Путиным (которому, конечно, далеко до Гитлера).

Нацизм был обществом пассивного потребления чужой смерти. Он не содержал в себе ничего принципиально нового. Тот же старый колониализм, тот же расизм. Расизм как идеология и практика, кстати, made in Great Britain, как и концлагеря изобретены британцами для буров. За мелодраматическими закатываниями глаз и карикатурными хлопаньями в обморок "ах, нацизм, ах, фашизм, какой кошмар!" есть определенное лицемерие. Ведь ничего необычного Гитлер не делал. Ровно то же самое, что американцы делали с индейцами, ровно то же самое, что конкистадоры делали с индейцами в Латинской Америке, то же самое, что Британская Империя всю дорогу делала в своих колониях вплоть до распада (одновременно с Гитлером!), то же, в принципе, самое, что государство Израиль делает по отношению к арабам, пусть в максимально смягченной, разбавленной, разведенной, soft-форме. Те же самые расистские и колониалистские практики. Только радикализированные, доведенные до максимума. И на современном технологическом уровне. И в романтической, демонической, экзотической и по тем временам авангардной упаковке, довольно красивой (на мой вкус). И перенесенные в Европу.

Последнее — принципиальный момент и связан он именно с лицемерием ("ах, нацизм, ах, фашизм").

Нацизм потому и стал таким шоком для Европы, этакой незаживающей травмой для европейского сознания, потому он применил внутри Старого Света практики, многократно апробированные на "дикарях". От Гитлера потому все так и охренели и до сих пор не могут отойти, что он просто взял и начал хреначить то же самое в старушке-Европе. Когда не какое-то племя майя за тридевять земель, а например чехи и поляки объявляются недочеловеками со всеми вытекающими, то есть рассматриваются как ресурс в самом чистом, грубом и примитивном виде. Когда это делалось на другой половине глобуса, всем в Европе было по барабану. Потому что, во-первых, далеко, а во-вторых (и в главных) потому что это делалось по отношению к "цветным".

Методы Третьего Рейха, примененные в 30-х и 40-х годах XX века на территории Центральной и Восточной Европы — это ровно те методы, на которых вообще поднялась европейская цивилизация, без которых бы ее не было в нынешнем виде. Не было бы ни капитализма, потому что он стал возможен только после ограбления колоний, когда появились деньги в современном значении этого слова, то есть деньги как финансы, капитал, избыток. И не было бы научно-технической революции, потому что ресурсы для нее были добыты все там же, в Третьем мире и все теми же "гитлеровскими" методами.

Посему любые нападки на нацизм, если они не ведутся с левых или с еще каких-то четких мировоззренческих позиций, а являются этаким общегумманистическим "ах, какой кошмар", следует считать сомнительными.


Автор: Антон Семикин

код для блогов

Ссылки по теме:

Ссылок по теме нет.

Популярные теги:

мартовские тусовки

Комментарии читателей:

Ваше имя:

Ваш e-mail:

Комментарий:

Введите этот код: